Дочь и падчерица

 

 

(Записано А.Н.Афанасьевым)

 

Женился мужик вдовый с дочкою на вдове — тоже с дочкою, и было у них две сводные дочери. Мачеха была ненавистная; отдыху не дает старику:

—  Вези свою дочь в лес, в землянку! Она там больше напрядет.

Что делать! Послушал мужик бабу, свез дочку в землянку и дал ей огнивко, кремешек, труду да мешочек круп и говорит:

—  Вот тебе огоньку; огонек не переводи, кашку вари, а сама сиди, да пряди, да избушку-то припри.

Пришла ночь. Девка затопила печурку, заварила кашу; откуда ни возьмись мышка, и говорит:

—  Девица, девица, дай мне ложечку каши.

—  Ох, моя мышенька! Разбай мою скуку; я тебе дам не одну ложку каши, а и досыта накормлю.

Наелась мышка и ушла. Ночью вломился медведь:

—  Ну-ка, деушка, — говорит, — туши огни, давай в жмурку играть.

Мышка взбежала на плечо девицы и шепчет на ушко:

—  Не бойся, девица! Скажи: «Давай!» — а сама туши огонь да под печь полезай, а я стану бегать и в колокольчик звенеть.
Так и сталось. Гоняется медведь за мышкою — не поймает; стал реветь да поленьями бросать; бросал, бросал, да не попал, устал и молвил:

—  Мастерица ты, деушка, в жмурку играть! За то пришлю тебе утром стадо коней да воз добра.

Наутро жена говорит:

—  Поезжай, старик, проведай-ка дочь — что напряла она в ночь?

Уехал старик, а баба сидит да ждет: как-то он дочерние косточки привезет!
Вот собачка:

—  Тяф, тяф, тяф! С стариком дочка едет, стадо коней гонит, воз добра везет.

—  Врешь, шафурка! Это в кузове кости гремят да погромыхивают.

Вот ворота заскрипели, кони на двор вбежали, а дочка с отцом сидят на возу: полон воз добра! У бабы от жадности аж глаза горят.

—  Экая важность! — кричит. — Повези-ка мою дочь в лес на ночь; моя дочь два стада коней пригонит, два воза добра притащит.

Повез мужик и бабину дочь в землянку и так же снарядил ее и едою и огнем. Об вечеру заварила она кашу. Вышла мышка и просит кашки у Наташки. А Наташка кричит:

—  Ишь, гада какая! — и швырнула в нее ложкой.
Мышка убежала; а Наташка уписывает одна кашу, съела, огни позадула и в углу прикорнула.

Пришла полночь — вломился медведь и говорит:

—  Эй, где ты, деушка? Давай-ка в жмурку поиграем.

Девица молчит, только со страху зубами стучит.

—  А, ты вот где! На колокольчик, бегай, а я буду ловить.

Взяла колокольчик, рука дрожит, колокольчик бесперечь звенит, а мышка отзывается:

—  Злой девице живой не быть! Наутро шлет баба старика в лес:

—  Ступай! Моя дочь два воза привезет, два табуна пригонит.

Мужик уехал, а баба за воротами ждет. Вот собачка:

—  Тяф, тяф, тяф! Хозяйкина дочь едет — в кузове костьми гремит, а старик на пустом возу сидит.

—  Врешь ты, шавчонка! Моя дочь стада гонит и возы везет.

Глядь — старик у ворот жене кузов подает; баба кузовок открыла, глянула на косточки и завыла, да так разозлилась, что с горя и злости на другой же день умерла; а старик с дочкою хорошо свой век доживал и знатного зятя к себе в дом примал.