Об Илье Муромце

Первый вариант сказа

( Пудожский уезд, Купецкая волость ).

Старый казак Илья Муромец
Поезжает из города из Муромля,
Поезжает в ту субботу Христосскую,
А надоть поспеть к заутрени Христосской,
5 Во стольный во город во Киев-град.
Поезжает Илья-сам выговаривает,
Кладывает-то заповедь великую:
« Ехать-то мне добру молодцу,
« Во пути мне-ка во дороженьке,
10 « Рук чтобы мне не кровавити. »
Только видели молодца сядучись,
А не видели удалого поедучись,
И не знают, в кою сторону уехал он.
Как приправливал Ильюшенька добра коня,
15 Скочил его добрый конь за версту за мерную;
Тут-то на столбе он подпись подписывал:
« Первая поезка Ильи Муромца. »
Опять приправливал добра коня,
Скочил его добрый конь за версту за мерную;
20 Тут-то на столбе он подпись подписывал:
« Другая поезка Ильи Муромца. »
Третий раз приправливал добра коня,
Скочил его добрый конь за версту за мерную;
Тут-то на столбе он подпись подписывал:
25 « Третья поезка Ильи Муромца. »
Пошел, поскакал его добрый конь,
Реки, озера перескакивал,
А темные леса промеж ног пущал.
    Приехал он во город во Бекетовец:
30 И наехала проклята погана Литва,
Одолели тут поганые Татарове
Тех мужиков Бекетовских.
Ходят они во слезах во великих,
Приходит на них кроволитье великое,
35 Хочут их бить поганые Татарове.
Тут приехал Илья и раздумался:
« Всякой-то, братцы, заповедь кладывает,
« А не всякой заповедь исполняет. »
Как разгорелось его сердце богатырское,
40 Как почал он бить поганых Татаровей,
Конем-то топтать и копьем колоть,
Прибил-то он поганых в единый час,
Не оставил поганых и на семяна.
Тут-то мужики Бекетовцы
45 Молятся к нему они, клонятся:
— Ай же ты, удаленький добрый молодец!
— Не знаем тебе ни имени, ни изотчины,
— Коей ты орды, коей земли,
— Коего ты отца, коей матери,
50 — Царь ли ты, царевич ли,
— Король ли ты, королевич ли?—
Он говорит-промолвит таково слово:
« Есть я из города Муромля
« Старый казак Илья Муромец. »
55 — Ай же ты, старый казак Илья Муромец!
— Пожалуй-ка к нам воеводою
— Будем мы тебя поить-кормить,
— Вином-то поить будем до пьяна,
— Хлебом-солью кормить тебя досыта,
60 — А денег давать тебе до люби.—
«  Ах вы братцы, мужики Бекетовцы!
« Нельзя мне-ка здесь жить,
« Есть у меня кладена заповедь великая:
« Надоть поспеть к заутрени Христосской
65 « Во стольный-то город во Киев-град,
« Ко стольному ко князю Володимиру. »
Как тут мужики Бекетовцы
Насыпали ему чашу красна золота,
Другую чашу чиста серебра,
70 Третью насыпали скатна жемчуга,
Подносят, подавают ему;
Принял старичек, сам проговорит:
« Это, братцы,—мое зарабочее. »
Распростился молодец, сам поехал вперед.
75 Ехал удалый по чисту полю,
Приезжает он удалый ко расстаночкам,
Ко тем ко расстаночкам Христосским,
Ко тому кресту ко Леванидову.
Стоит столб белодубовый,
80 На столбе есть подпись подписана:
« Прямо ехать, столько пятьсот верст,
« А на окол-то ехать, семьсот верст. »
Смотрит Илья на эту подпись-то:
« Как пряму ехать, живу не бывать,
85 «Нет пути ни проезжему, ни прохожему, ни пролетному,
« Сидит Соловей разбойник на семи дубах,
« Захватывает вор-собака на семи верстах. »
Стоит Илья, пораздумался:
« Прямоезжая дорога переломана,
90 « Калиновы мосточки переворочены.
« Не честь мне хвала молодецкая
« Ехать той дорожкой окольной;
« А лучше поеду дорожкой прямоезжею. »
Скоро спущался он с добра коня,
95 Рукой он коня повел,
А другой начал мосты мостить,
Те мосточки калиновы:
Наладил он дорогу прямоезжую
    Приезжает Ильюша к сырым дубам:
100 Сидит Соловей разбойник на семи дубах,
Захватывает злодей он на семи верстах.
Закричал как Соловей по звериному,
Засвистал злодей по соловьиному,
Замызгал, собака, по собачьему:
105 Тут-то у Ильи у Муромца
Его добрый конь на коленки пал
От того от крику от звериного,
От того от свиста соловьиного,
От того от мызганья собачьего.
110 Бьет он коня промежу уши,
По тем още по тугим ребрам:
« Ах ты волчья сыть [1], травяной мешок!
« Разве не слыхал ты крику звериного,
« Разве не слыхал ты свиста соловьиного,
115 « Разве не слыхал ты мызганья собачьего? »
Самому молодцу не дойдет сидеть:
Скоро натянул он тугой лук,
Кладывал-то он стрелочку каленую,
Стрелил-то он Соловья разбойника;
120 Стрелил-то он его во правый глаз,
А вышла стрела во лево ухо:
Пал тут Соловей на сыру землю.
Взимал-то он Соловья разбойника,
Пристегивал ко стремени Черкасскому,
125 Повез-то он Соловья с собой его.
Едет мимо Соловьиного поместьица:
Увидят Соловьиные детушки,
Смотрят в окошечко косявчето,
Сами они воспроговорят таково слово:
130 — Наш-то батюшка чужого мужика везет.—
Увидит Соловьиная молода жена,
Во окошечко по пояс бросалася,
Смотрит в окошечко косявчето,
Сама она воспроговорить таково слово:
135 —Чужой-то мужик везет вашего батюшку.—
Похватали они тут шалыги подорожные.
Она им воспроговорит таково слово:
« Не взимайте шалыг подорожных:
« Не вас-то сто́ит ваш батюшка,
140 « А попал во стремена во Черкасские!
« А лучше насыпьте чашу красна золота,
« А другую насыпьте чиста серебра,
« А третью чашу скатна жемчуга,
« Приходите с разговором-прелестью.
145 « Улещите мужика, уговаривайте. »
Тут они бросали шалыги подорожные,
Насыпали чашу красна золота,
Другую чашу чиста серебра,
Третью чашу скатна жемчуга,
150 И приходят с лестью, прелестью,
Улещают Илью, уговаривают:
— Ай же ты, удалый, добрый молодец!
— Отдай-ка нам батюшку,
— А на-тко тебе злата и серебра!—
155 Принимал он эти подарочки великие,
Принимает, сам выговаривает:
« Это, братцы, мое зарабочее,
« А не отдам я вашего батюшку:
« Он будет опять разбой держать.
160 Хочет Ильюшенька поехати;
У того у Соловья разбойника
Была дочька Пелька, паленица удалая;
Едет Илья мимо самого Соловьиного поместьица,
Как хватила она подворотнею в сорок пудь,
165 Бросила она ею в буйную голову
Со тех со выходов высоких:
Чуть Илья на коне усидел,
Чуть Ильюша на коне не пал.
Тут-то Илья приотшатался,
170 Приотшатался, приомотшался [2],
Скоро выскакал с добра коня,
Хватил он эту девку Пельку паленицу удалую,
Хватил за тресту за заднюю:
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
175 Как выскочила, вылетела она выше церквей соборных,
Выше тех крестов животворящих,
Пала она на сыру землю;
Тут у ней и кожа треснула,
Тут у ней рубашка лопнула
180 От белой шеи до . . . . . .
    Поехал Илья ко городу ко Киеву,
Хотел поспеть к заутрени Христосской,
А не мог поспеть к обеденьке Христосской.
Заезжал он на широкий двор,
185 На широкий двор княженецкий,
Ко тому ко столбу ко точеному,
Привязывал к кольцу ко золоченому,
Не расседлывал коня и не разнуздывал,
Скоро он шел по новым сеням,
190 Заходил он во гридню во столовую,
Он крест кладет по писаному,
Поклон ведет по ученому,
Здравствует хлебницу князя Владимира:
« Где есть князь Владимир стольно-Киевский? »
195 — Князь Владимир к обедне сшёл.—
Садился он на лавочку брусовую,
Ажно приходит князь Владимир стольно-Киевский
От те обеденьки Христосские.
Тут они здоровье сдеяли,
200 Друг друга здравствуют:
— Здравствуешь, удалый добрый молодец!
— Не знаю тебе ни имени, ни отчины:
— Царь ли ты, царевич ли,
— Король ли ты, королевич ли?—
205 « Есть я из города из Муромля,
« Старый казак Илья Муромец. »
Сели они за стол хлеба кушати,
Белы лебеди рушати.
Поразговорился Ильюша, порасхвастался:
210 « Поезжал я добрый молодец
« Во ту субботу во Христосскую,
« Хотел поспеть к заутрени Христосской,
« А не мог поспеть и к обедне Христосской:
« Обедня была на отходе здесь.
215 « А было путем-дорогою,
« Было три помешки, великие.
« Первая помешка: приехал в город во Бекетовец,
« И наехала проклята погана Литва,
« Одолели тут поганые Татарове
220 « Тех мужиков Бекетовских.
« Ходят они во слезах во великих,
« Приходит на них кроволитье великое,
« Хочут их бить поганые Татарове.
« Как разгорелось мое сердце богатырское,
225 « Как начал я бить поганыих Татаровей,
« Конем-то топтать и копьем колоть,
« Прибил-то поганых в единый час,
« Не оставил поганых и на семяна.
« Вторая помешка: приехал к расстаночкам,
230 « Ко тем ко расстаночкам Христосским,
« Ко тому кресту ко Леванидову,—
« Стоит столб белодубовый,
« На столбе есть подпись подписана:
«« Прямо как ехать, столько пятьсот верст,
235 «« А на околь-то ехать, семьсот верст. »
« Поехал я дорожкою прямоезжею.
« Приезжал я ко сырым дубам:
« Сидит Соловей разбойник на семи дубах,
« Захватывает злодей он на семи верстах.
240 « Закричал как Соловей по звериному,
« Засвистал злодей по соловьиному,
« Замызгал, собака, по собачьему:
« Тут мой добрый конь на коленки пал.
« Скоро я натянул тугой лук,
245 « Кладывал-то стрелочку каленую,
« Стрелил-то Соловья разбойника;
« Стрелил-то злодея во правый глаз,
« А вышла стрела во лево ухо:
« Пал тут Соловей на сыру землю.
250 « Взимал-то я Соловья разбойника
« Пристегивал ко стремени Черкасскому,
« Повез-то злодея с собой его.
« Третья помешка; у того у Соловья разбойника
« Была дочка Пелька, паленица удалая;
255 « Как ехал мимо Соловьевого поместьица,
« Хватила она подорожнею [3] в сорок пуд,
« Со тех со выходов высоких:
« Чуть я на коне усидел,
« Чуть я на коне не пал,
260 « Скоро выскакал с добра коня,
« Хватил эту девку Пельку, паленицу удалую,
« Хватил за тресту за заднюю:
«Как выскочила, вылетела она выше церквей соборниих,
« Выше тых крестов животворящиих,
265 « Пала она на сыру землю;
« Тут у ней кожа треснула. »
— А видно, ты, удалый добрый молодец,
— А был на царевом большом кабаке!
— Не напился ли зелена вина,
270 — Не пустым ли, добрый молодец, хвастаешь?—
« Ах же дурень, князь стольно-Киевский!
« У меня Соловей разбойник у стремены у черкасской. »
Как тут они все пометалися,
Пометалися они, покидалися,
275 Бежат да трут [4] промежу собой;
Прибежали как к Соловью разбойнику,
Сами говорят, кричат ему:
— Ах ты, Соловей разбойник, сын Рахматович!
— Кричи-тко, Соловей, по звериному,
280 — Засвищи, злодей, по соловьиному,
— Замызгай, собака, по собачьему!—
Говорит Соловей разбойник сын Рахматович:
« Не ваше я пью-ем-кушаю,
« И не вас хочу и слушати. »
285 Скоро они поворот держат,
Приходят к Илье Муромцу,
Клонятся все они, молятся:
— Ай же ты, Илья Муромец!
— Позволь ты, Соловью-то разбойнику,
290 — Закричать Соловью по звериному,
— Засвистать злодею по соловьиному,
— Замызгать собаке по собачьему?—
Он говорит-промолвит: таково слово:
« Ай же ты, князь стольно-Киевский!
295 « Теперь у него уста запечатаны,
« Запеклись уста кровью горючею:
« Стрелен у меня во правый глаз,
« Вышла стрела во лево ухо.
« Налейте ему чашу зелена вина,
300 « Весом чашу полтора пуда,
« Мерой чашу полтора ведра. »
Налили ему чашу зелена вина,
Весом чашу полтора пуда,
Мерой чашу полтора ведра,
305 Принесли к Соловью разбойнику.
Принимал он чашу единой рукой,
Выпивал чашу за единый вздох,
Сам говорил таково слово:
««Другу чашу налейте пива пьяного,
310 ««Чтобы весом чаша полтора пуда,
««Мерой чаша полтора ведра;
««Третью чашу налейте меду сладкого,
«« Чтобы весом чаша полтора пуда,
«« Мерой чаша полтора ведра. »»
315 Наливали ему чашу пива пьяного
И наливали ему чашу меду сладкого,
Принимал он чашу единой рукой,
Выпивал чашу за единый вздох,
Тут Соловей пьян стал.
320 Проговорит Илья Муромец:
« Ай же ты, Соловей сын Рахматович!
« Кричи, разбойник, по звериному,
« Свищи, злодей, по соловьиному,
« Замызгай, собака, по собачьему! »
325 Закричал Соловей по звериному,
Засвистал злодей по соловьиному,
Замызгал собака по собачьему:
Князи-бояре все мертвы лежат;
А Владимир князь стольно-Киевский
330 Заходил раскорякою,
Ходит князь, ему молится:
— Уйми Соловья разбойника,
— Чтобы не свистал по соловьиному!
— Оставь мне бояр хоть на семена!—
Здесь в былине пропуск, из которого певец упомнил только, что Соловья зовут в монастырь: « поди во честны́е во мона́стыри. » Оказалось, что Соловей « не строителем во честные во монастыри, а разрушителем. » Тогда Илья Муромец рассердился, рассек Соловья на мелки на часточки, раскидал косточки по чисту полю.
( Записано со слов Никифора Прохорова; см. выше ).

 
Примечания

    ↑ Волчий корм, чем волк сыт; волк тебя ешь! — Изд.
    ↑ Пришел в себя. Собир. —Справился с силой с мочью, — Изд.
    ↑ Подворотнею. — Изд.
    ↑ От корня тр, поспешить, откуда и туркий–поспешный, туриться— спешить.

Второй вариант сказа

( Петрозавод. уезд, Кижская волость ).

    Старый казак Илья Муромец
Поехал на добром коне
Мимо Чернигов град:
Под Черниговым силушки черным черно,
5 Черным черно, как черна ворона.
Припустил он коня богатырского
На эту силушку великую,
Стал конем топтать и копьем колоть,
Потоптал и поколол силу в скором времяни,
10 И подъехал он ко городу ко Чернигову.
Приходят мужики к нему Черниговцы,
Отворяют ему ворота в Чернигов град
И зовут его в Чернигов воеводою.
Говорит им Илья таковы слова:
15 « Ай же вы, мужики Черниговцы!
« Нейду я к вам в Чернигов воеводою;
« А скажите-ка мне дорогу прямоезжую,
« Прямоезжую дорогу в стольно-Киев-град. »
Говорили ему мужички Черниговцы:
20 — Ай же, удаленький дородний добрый молодец,
— Славный богатырь свято-русскиий!
— Прямоезжею дорожкою в Киев пятьсот верст,
— Окольною дорожкою цела тысяча.
— Прямоезжая дороженька заколодила,
25 — Заколодила дорожка, замуравила;
— Серый зверь тут не прорыскиват,
— Черный ворон не пролетыват:
— Как у той у Грязи у Черной
— У той у березы у покляпой,
30 — У славного креста у Леванидова,
— У славненькой у речки у Смородинки,
— Сидит Соловей разбойник Одихмантьев
— Свищет Соловей он по соловьему,
— Воскричит-то он, злодей, по звериному:
35 — Темны лесушки к земле преклоняются,
— Что есть людюшек, все мертвы лежат.—

    Илья Муромец спущал коня он богатырского,
Поехал по дорожке прямоезжей,
Брал он в руку плеточку шелковеньку,
40 Бил коня он по тучной бедры,
Вынуждал коня скакать во всю силушку великую:
Пошел его добрый конь богатырский
С горы на гору перескакивать,
С холмы на холму перемахивать,
45 Мелки реченьки, озерка межу ног спущать;
Подбегает он ко Грязи той ко Черной,
Ко славной берёзе ко покляпой,
Ко тому кресту ко Леванидову,
Ко славненькой речке ко Смородинке.
50 Как засвищет Соловей разбойник Одихмантьев сын,
Засвистал-то Соловей по-соловьему,
Воскричал злодей-разбойник по-звериному:
Темны лесушки к земле поклонилися,
Что есть людюшек, мертвы лежат,
55 Ильи Муромца добрый конь потыкается.
Он бил коня по тучной бедры,
Бил коня, сам выговаривал:
« Ай же ты волчья сыть, травяной мешок!
« Ты идти не хошь, али нести не мошь [1]?
60 « Не слыхал ты, видно, посвисту соловьевого,
« И не слыхал ты покрику звериного,
« И не видал, видно, ударов богатырских,
« Что ты, собака, потыкаешься! »
Становил коня он богатырского,
65 Свой тугий лук разрывчатый отстегивал
От правого от стремечка булатнего, -
Накладывал-то стрелочку каленую
И натягивал тетивочку шелковеньку,
Спущал-то он в Соловья во разбойника:
70 Вышиб ему правое око со косицею [2],
Пал-то Соловей на сыру землю.
Старый казак Илья Муромец
Пристенул [3] его ко правому ко стремени,
Ко правому ко стремешку булатнему.
75 Он поехал по раздольицу чисту полю
Ко этому ко гнездышку, к Соловьевому.
И со этого со гнездышка Соловьего
Усмотрела его больша дочь Невеюшка,
Говорит Невея таково слово:
80 — Едет наш батюшка раздольицем чистым полем [4],
— И сидит он на добром коне богатырскоем,
— И везет он мужичища деревенщину,
— Ко стремени булатнему прикована.–
Посмотрела его друга дочь Ненилушка,
85 Говорит Ненила таковы слова:
« Едет наш батюшка раздольицем чистым полем,
« И сидит он на добром коне богатырском,
« И везет он мужичища деревенщину,
« Ко стремени булатнему прикована. »
90 Посмотрела Пелька его третья дочь,
Говорила Пелька таковы слова:
— Едет мужичище деревенщина
— Раздольицем чистым полем,
— И везет-то государя батюшку
95 — К стремени булатнему прикована:
— Ему выбито право око со косицею.
— Ай же, мужевья наши любимые!
— Хватайте-тко рогатины звериные,
— Бежите-ка в раздольице чисто поле,
100 — Побейте мужичища деревенщину!—
Эти зятевья Соловьиные
Похватали рогатины звериные,
Выбегали во раздольице чисто поле,
Они хочут бить мужичища деревенщину.
105 Воскричал Соловей им во всю голову:
« Ай же, зятевья мои любимые!
« Побросайте-тко рогатины звериные,
« Вы ведите-тко богатыря свято-русского
« Во мое во гнездышко Соловьее,
110 « Кормите его ествушкой сахарнею,
« Пойте его питьицем медвяныим,
« Дарите ему дары драгоценные [5] »
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Не поехал в гнездышко Соловьее,
115 А поехал он ко городу ко Киеву,
Ко ласкову, ко князю ко Владимиру.
Приехал он ко князю на широкий двор,
Становил он коня посеред двора,
Шел он в палату белокаменну.
120 А Владимир князь вышел со Божьей церквы,
От той от обеденьки Христосской.
Садился он за столики дубовые,
За те за скамеечки окольные,
Ести ествушек сахарниих,
125 Пити питьицев медвяныих.
Илья Муромец сшел в палату белокаменну;
Он крест кладет по писаному,
Поклон-то ведет по ученому,
На все на три на четыре на сторонки поклоняется,
130 Самому-то князю Владимиру в особину
И всем его князьям подколенныим.
Стал Владимир князь выспрашивать:
— Ты откулешный, дородний добрый молодец,
— Тобя как молодца именем назвать,
135 — Звеличать удалого по отечеству?—
Говорил ему Илья таковы слова:
« Есть я из города из Муромля,
« Со славного с села Карачарова,
« Именем меня Ильей зовут.
140 « Илья Муромец сын Иванович. » -
Стал Владимир повыспрашивать:
— А давно ли ты повыехал из Муромля,
— Ты которою дорожкой. ехал в стольно-Киев град?—
Говорил ему Илья таковы слова:
145 « Стоял-то я заутрену во Муромле,
« Поспевал-то к обеденьке в стольно-Киев-град.
« Дело мое дороженькой замешкалось:
« Ехал я дорожкой прямоезжею,
« Прямоезжею мимо славен Чернигов-граде,
150 « Мимо славную реченьку Смородинку. »
Говорил Владимир таковы слова:
— Во глазах, мужик, ты посмехаешься,
— Во глазах, мужик, ты подлыгаешься:
— Под городом Черниговом стоит силушка неверная,
155 — У речки у Смородинки Соловей, разбойник Одиммантьев сын,
— Свищет-то Соловей по соловьему,
— Кричит злодей-разбойник по звериному.—
Говорил Илья таковы слова:
« Владимир, князь стольно-Киевский!
160 « Соловей разбойник на твоем дворе
« И прикован он ко правому ко стремячку к булатнему [6]. »
Тут Владимир, князь стольно-Киевский,
Скорешенько ставал он на резвы ноги,
Кунью шубоньку накинул на одно плечо,
165 Шапочку соболью на одно ушко,
Скорешенько бежал он на широкий двор,
Подходит он к Соловью к разбойнику,
Говорил он Соловью таковы слова:
— Засвищи-ка, Соловей, по соловьему,
170 — Воскричи-тко ты, злодей, по звериному!—
Говорил Соловей князю Владимиру:
« Владимир, князь стольно-Киевский!
« Я сегодни не у вас ведь обедаю,
« Не вас я хочу и слушати.
175 « А обедаю у старого казака Ильи Муромца,
« И его хочу я слушати. »
Говорил Владимир Илье Муромцу:
— Ай же, старый казак Илья Муромец!
— Прикажи-тко засвитать по соловьему,
180 — Прикажи-тко воскричать по звериному!—
Говорит Илья Соловью разбойнику:
« Засвищи-тко ты, Соловей, по соловьему,
« Воскричи-ка, Соловей, по звериному! »
Говорил Соловей Илье Муромцу:
185 «« Ай же ты, старый казак Илья Муромец!
«« Мои раночки кровавы запечатались,
««И не ходят уста мои сахарные:
««Не могу я засвитать по соловьему
«« И не могу я воскричать по звериному. »»
190 Говорил Илья князю Владимиру:
« Владимир, князь стольно-Киевский!
« Наливай-ка ты чару зелена вина,
« Не малую стопу-полтора ведра,
« И разводи-тко медамы стоялыма,
195 « Подноси-тко ты к Соловью ко разбойнику:
« Тут уста его сахарные расходятся,
« И он засвищет нам по соловьему,
« Воскричит он нам по звериному. »
Владимир князь стольно-Киевский
200 Скорешенько шел в палату белокаменну;
Наливает-то он чару зелена вина,
И не малую стопу — полтора ведра,
Разводил-то медамы стоялыма,
Подносил-то к Соловью ко разбойнику.
205 Соловей разбойник Одихмантьев сын
Принимал он эту чару одной рукой,
Испивал эту чару за единый дух.
Говорил ему илья муромец:
« Засвищи-тко ты, Соловей, столько в полсвиста соловьего,
210 « Закричи-тко столько в полкрика звериного [7]. »
Как засвистал Соловей по соловьему,
Закричал, злодей, он по звериному;
От этого от посвиста соловьего,
От этого от покрика звериного
215 Очень велик шум пошел:
Темные леса к земле поклонилися,
На теремах маковки покривились,
Околенки хрустальные порассыпались,
Что есть людюшек, все мертвы лежат,
220 А Владимир князь стольно-Киевский
Стоит–куньей шубонькой укрывается.
Илье Муромцу это дело не слюбилося.
Садился-то Илья на добра коня,
Ехал Илья в раздольице чисто поле,
225 Срубил Соловью буйну голову,
Рубил ему головку, выговаривал:
« Полно-тко тобе слезить отцев-матерей,
« Полно-тко вдовить жен моло́дых
« Полно спущать сиротать малых детушек! »
230 Тут Соловью и славу поют [8].
(Записано со слов крестьянина Рябинина).

 
Примечания

 

    ↑ Хошь вм. хочешь, мошь вм. можешь.
    ↑ Виском.
    ↑ Пристегнул.
    ↑ Стих конечно таков:
    Едет наш батюшка раздольицем,
    Раздольицем–чистым полем. — Изд.
    ↑ Побывальщина так замещает этот пропуск
    Как поехал он ко зятю ко большему,
    Старшая сестра была догадлива,
    Поднимала в верёх подворотенку,
    Подворотня весом-то ста пудов,
    Хочет спустить на буйную головушку,
    Хочет убить Илью Муромца.
    Илье-то было не к суду пришло,
    Увидал он над собою подворотенку,
    Отбивал ю ручкой правою,
    Убивал-то сестрицу большую.
    ↑ Стих опять таков:
    И прикован он ко правому ко стремячку,
    Ко стремячку ко булатнему. — Изд.
    ↑ Стихи следует разделить и дополнить по вышеприведенным образцам. — Изд.
    ↑ То есть, тут Соловью и конец. — Изд.

Третий вариант сказа

(Пудожский уезд, в Колодозере).

    Ездил Илья Муромец по чисту полю,
Приехал старый на росстани;
На росстани-то бел-горюч камень,
На камешке подпись подписана:
5 « В росстань ехать—убиту быть,
« А в другую ехать–женату быть,
« А в третью ехать-богату быть. »
И раздумался старый своим разумом:
« По что мне-ка ехать во ту росстань,
10 « Во ту росстань ехать, где богату быть?
« По карману золотой казны сметы нет,
« На косматом бурушке цены нет.
« По что мне-ка ехать во ту росстань,
« Во ту росстань ехать, где женату быть?
15 « Хороша жена–чужая корысть,
« А худа-то мне-ка не надобна.
« Я поеду во ту росстань,
« Во ту росстань поеду, где убиту быть,
« Ко тому ко городу латынскому,
20 « Ко той-ли заставушке великой. »
    А была там застава великая:
Было сорок человек разбойничков,
Ночных всё подорожничков,
Всё сильные могучие богатыри;
25 Заперта была земля латынская,
Не было ни выходу, ни выезду
Из той земли латынской.
Приезжает старый казак Илья Муромец:
Они сидят под сырым дубом,
30 И говорит атаман таковы слова:
— Ай же вы, ребята-разбойники,
— Ночные вы подорожники!
— А куда-то старая собака поразъехалась?—
И говорит старый таковы слова:
35 « А нечего вам взять у старого:
« Золотой казны у меня с собой нет,
« А платья цветного у меня на собе нет:
« Только взять вам у старого:
40 « Кожа на плечах в пятьсот рублей.
«А чуден крест на груди в три тысячи,
« По карманам золотой казны сметы нет,
« А косматому бурушке у меня и цены нет. »
И зарычал атаман во всю голову:
— Ай же вы, ребята-разбойники,
45 — Ночные вы подорожники!
— Още старая собака хвастает?
— Снимайте старого с добра коня!—
Как натягивал старый свой тугой лук,
Накладывал калену стрелу,
50 Сам к стрелочке приговаривал:
« Полети, моя стрелочка, во сырой дуб,
« Разорви на мелкие на ножовые черевьица,
« И всех убей сорок человек разбойников,
« всех убей ночных подорожников. »
 
55 И будет он у стены городовые,
И не воротмы ехал, приворотенкамы,
Прямо через стену городовую,
И приходит он во царев кабак;
В кабаке сидят голя–сметы нет.
60 И тутова голи догадалися,
По полушечке голи сметалися,
И скупили вина полтора ведра,
И подносили старой собаке матерой выпить с дороги,
И говорит он таково слово:
65 « Ай же вы, голи латынские!
« Коли умели с пути с дороги встретить богатыря,
« Так подите-скажите королю латынскому,
« Чтобы нес дары драгоценные:
« Я разбил заставу великую. »
70 И налил король латынский чашу золоту,
Красна золота, чиста серебра и скатна жемчуга,
И несет ему великие даровья.
Возговорит старый таковы слова:
« Ай же ты, король земли латынской!
75 « Не надоть мне даровьев драгоценныих,
« А отвори-тко ты погреба с напитками. »
Он зашел во погреба глубокие,
Взял бочку сороковку под пазуху,
А другую бочку под другую,
80 А третью бочку ногой катил,
И сам говорил таковы слова:
« Ай же вы, голи латынские!
« Коли умели старую собаку матерую
« С пути-дороги стретити,
85 « Так теперь шейте вина, сколько надобно. »

    И повыехал опять к этому горючему камешку,
И поехал в ту росстань, где-ка женату быть.
Приезжает он к палаты белокаменной,
И привязал бурушка косматого к столбику точеному,
90 Ко тому ли ко колечику золоченому.
Идет в палаты белокаменны,
И стретит его прекрасная королевична,—
У девушки у прекрасной королевичны
Кроватка была овёршая,—
95 Берет за ручки за белые,
Целует в уста во сахарные,
И сама говорит таковы слова:
« У тя есть ли охота, горит ли душа
« Со мной с девицей позабавиться?
100 « Ложись-ка на кроватку тесовую,
« На ту ли на перинку на пуховую! -
И берет-то старый казак Илья Муромец
Прекрасну королевичну за белы груди
И метал-то на кроватку тесовую,
105 На ту ли на перинку пуховую.
А у злодейки кроваточка подложная,—
И упала во погреба глубокие;
И наобманывано у ней туда
Сорок царей, сорок царевичев,
110 И сорок королей, сорок королевичев.
Он оттуль их всех повыпустил,
А ей головку отрубил.
И выехал опять к бел-горючему камешку,
И поехал в ту росстань, где богату быть.
115 и в третью-то ростан съехал.
Побил поганого Чудища,
И побрал золотой казны–сметы нет.
И выехал опять во Киев град.
( Записано от девяностолетнего старика ).

 

От этого же старика я слышал про Илью Муромца побывальщину. Илья Муромец, разъезжая по белу свету, наехал на паленицу Авдотью Горынчанку и одолел ее с бою. От него Авдотья понос понесла и родила сына богатырского. Возрос сын и отправился поляковать по раздольицу чисту полю. В стрету ему попался Илья Муромец, после долгого упорного боя повалил наземь и под кинжалищем выпытал у него, что он есть сын Авдотьи Горынчанки. Сын, узнавши о своем происхождении, решился отомстить за позор матери, сковал себе палицу во триста пуд и нагнал старого в чистом поле. Илья спал богатырским сном, как Бориска ударил его палицей стопудовою, угодил было прямо в белую грудь, да не мог просечь чудного креста. Тут же Илья и убил его. Как поехал ко городу ко Киеву, видит — мать дерется с Добрыней, а Добрыня кричит ему во всю голову: « Убил меня богатырь великий, пособи мне с богатырем дратися!» Говорил илья таковы слова:
« Ай же ты, Добрынюшка Никитинич!
« Ты не знаешь у богатыря места пухлого,
« Пухлого места, . . . . . . .:
« А ты бей-ка богатыря по щеке.
« Пинай-ка богатыря . . . . . . . [1] »
Примечания

 

    ↑ Сравни следующие за сим песни и в 1-м выпуске « Песен П. В. Кир. » весь 1-й разряд, особенно № 6. — Изд.